Грязные московские дороги мешают езде автомобилей

К проблемам обычных московских пробок добавилась другая - грязные дороги. Поделюсь своим, увы, отнюдь не позитивным опытом путешествий по городским автомагистралям.

Автомобиль, собака и клякса

О том, во что может вылиться один день езды по московским улицам, рассказывает предприниматель из Тарусы Иван Бескоровайный. С начала - придуманный мною анекдот.

Химию ненавижу со школы и несильно в ней по­нимаю, а вот автомобили, напротив, очень мне по душе - хорошо, что для езды вовсе необязательно разбираться в нюансах устройства двигателя. Помню только, что она широко простирает ру­ки свои в дела человеческие. Что верно, то верно: ведь та вязкая гадость, которая опять затягивает мое ветро­вое стекло и превращает московский асфальт в гряз­ный каток, и есть химия. А как она называется - то ли хлористый кальций, то ли натрий, то ли смесь того и другого, - не моего ума дело.

Ну так вот, я спешил на консилиум, посвященный рынку VoIP-телефонии. На консилиуме должны были собраться крупнейшие представители отрасли, включая представителей операторов VoIP-телефонии. Добрался я до места назначения, при­ткнул свою «десятку» и начал вылезать наружу. А на­до сказать, что в столицу я прибыл вовсе не в тулупе и не в валенках, а очень даже при параде, благо разговор предстоял серьезный и многообещающий. Приоткрыл кое-как дверь, выбрался на волю: фу-у-у! Вся машина, извините, в грязи - другого слова не подберу: за руч­ку взяться невозможно. А мне еще из багажника надо вещи забрать. Протискиваюсь бочком вдоль борта, но­га скользит внутрь, пытаюсь устоять, нецензурно руга­юсь - помогает. Не упал, а лишь скользнул ногой вдоль порога, но... Смотрю на свои новенькие брюки и опять применяю ту же лексику - уже в полный голос!

Огромное грязное пятно чуть ниже коленки... Ко­нечно, я родился в России, а потому в моем багажнике найдется все, включая одежную щетку. Но проклятое пятно свежее и мокрое. Хватаю какие-то тряпки, вы­искиваю в сугробе пласт относительно чистого снега, беспомощно хлопочу, а в итоге понимаю, что на встре­чу пойду грязный. Кому какое дело, что измазался я не в своем хлеву, а здесь, в столице?

Скажу больше - прекрасно знаком с фразой «Понаехали тут!». И все же интересно: какой добрый человек загадил сто­лицу этой дрянью? Может, он ошибся с пропорциями? Или ему в детстве не объяснили, что если ты где-то на­пачкал, то нужно оперативно привести все в порядок? Стыдливо бреду по тротуару, пытаясь заслонить грязь - все смотрят. И думаю уже не столько о предстоящей встре­че, ради которой покинул родной город.

К счастью, переговоры прошли удачно. Более то­го, над моими переживаниями, которые я не смог скрыть, все дружно посмеялись, после чего созва­ли целый консилиум. Пятно, правда, так и не ли, но настроение подняли. И постарались yi мол, приедешь домой, засунешь в стиральную маши­ну, а там, может, и повезет. И вообще, мужик, нам бы твои проблемы! Ты приехал и уехал, а мы в этой грязи сидим по пять месяцев в году! И ничего, как видишь, привыкли ко всему. И к тому, что тормозной путь на обработанном асфальте увеличивается, и к пятнам на одежде, и к аллергии. На собачьем месте я бы кого-то точно облаял!

Но вот одного решительно не могу понять: зачем заливать столицу страны жижей, от которой стонут поголовно все? Даже пресловутая техни­ческая соль при всех ее недостатках, по крайней мере, не делала дорог)' мокрой в мороз да и тормозить, на­сколько я помню, позволяла лучше. Или кто-то там, наверху, прикупил себе сеть ав­тосервисов и решил организовать «день жестянщика» длиной в зиму? Друзья повторили эксперимент с грязными штанами и подтверждают: голыми руками такое пятно не взять.